Запись о встрече с удивительным на горе Лофушань

Некий чиновник путешествовал по Лофушани - от даосского скита Дусюйгуань к Чаншоу, и по дороге вдруг увидел несколько десятков келий, и на пороге одной сидел даос. При виде процессии он не встал, и наш чиновник в гневе послал людей вразумить его. Но как только посланные подошли ближе - и постройки, и даос растаяли в воздухе!

Известно, что гора Лофушань - место необычное, и здесь, похоже, была граница с [миром] удивительным. Людям, что всю жизнь посвятили очищению, и то не всем дано ее видеть, а этот чиновник - кто он такой, что сподобился? Да как еще чиновник, увидев, что даос не встал, мог гневаться? Был столь непочтителен, но видеть был удостоен - это непременно карма прошлой жизни.

Примеч. Лофушань - знаменитая и священная для даосов гора в пров. Гуандун, недалеко от Гуанчжоу, одна из десяти наиболее почитаемых гор Китая. Здесь, в частности, с 326 по 334 жил и работал знаменитый философ и алхимик Гэ Хун (283/284-343), автор трактата "Баопу-цзы". До сих пор тут можно видеть очаг, в котором Гэ Хун выплавлял пилюли бессмертия. В даосской "горной" иерархии Лофушань числится как "тридцать вторая счастливая земля", на ней также находятся "седьмые пещерные небеса" (извилистая пещера с двумя входами, в которой, по преданию, адептам являются даосские божества). На Лофушани есть и буддийские храмы, всего пять.
 Дусюйгуань - один из четырех кабинетов, которые Гэ Хун выстроил на Лофушани и где предавался алхимическим опытам; был построен между 326 и 334 г., первоначально назывался просто Дусюй, при Восточной Цзинь по распоряжению императорского двора здесь была устроена кумирня Гэ Хуна, а позднее основан скит. В 1087 г. сунский двор даровал скиту название "Чжунсюйгуань".

 

 

Линь Юнчан из Аомэнь «Известный мне кулак дракона» "Улинь" №8/82

 

Сто рек текут из одного истока, четыре моря — одна семья. Наше ушу делится на северную и южную ветви, именуемые "кулак юга" и "нога севера". На юге предпочитают кулаки, преобладают короткие мосты и короткие руки; на севере предпочитают ноги, в основном длинные мосты и большие позиции.

Хун, Лю, Цай, Ли, Мо - пять больших школ, они знамениты во всех местечках в Гуанси и Гуандун, цветут пышным цветом, хорошо известны всем занимающимся боевым искусством, являются типичным представителем южного кулака….

 

Ортодоксальные устные правила о методах кулаков стиля дракона:

Правила умэйцюань распространены в мире, вобрать грудь, втянуть живот, ягодицы подобрать. Опустить руки и свесить локти, дух пронизывает до пальцев, в мабу при поворотах и движении не застреваешь. Преследуешь ударами поперечного кулака разделяя влево и вправо, две руки перед грудью защищают голову. В стиле дракона осесть поясницей, руки подобны стрелам, взгляд подобен метеору, ноги - как буравы. Хочешъ узнать о правильном выполнении ударов — запомни требования законов кулачных трактатов. Вошедшему во врата все передается изустно, гунфу воспринимается нелегко.

 

 

Выше приведено краткое описание методов гунфу моей школы. Что же касательно того, как методы дракона попали в мир, то по рассказам учителя Яогуя, в возрасте двадцати лет он с наставником отправился на гору Лофушань в храм Хуашоутайсы на празднование Дня рождения Будды, в результате чего смог поступить в ученики к чаньскому учителю Даюю. Тот был искусен в лунсин мэйхуацюань (кулак сливы мэйхуа формы дракона). Говорят, что этот стиль зародился из трансформаций методов перемещения на столбах сливы мэйхуа, и передается от монахини Умэй. Яогуй, будучи уже искусен в шаолиньских методах, пользуясь указаниями известного учителя смог воспринять передаваемое. Затем учитель вернулся на родину, обучал учеников в деревушке Сянфулобутоуцунь, затем преподавал стиль дракона в Гуанчжоу в зале Сяобэйшэгуан. Своим комплексом "лунсин моцяо" он стал известен в мире, Ли Цзишэнь пригласил его преподавателем ушу, и он в 30-х годах широко прославился в Гуанчжоу. Он был искусен в методах облачных рук, движения были ловкими и быстрыми, непрерывными соскабливаниями затягивал удар, получил прозвище "Дунцзянский тигр". Со временем у него появились школы в Гонконге и Гуанчжоу, помимо официальных лиц он тренировал и простых рабочих….


Вот небольшой отрывок.


В одном из ранних жизнеописаниях Лу Сю-цзина, имеющемся в даосской антологии 7-го века “[Книги] в жемчужных обертках из Трех вместилищ” (“Сань дун чжу нан”) ([ДЦ 780-782], о тексте см.: [ДЦТЯ, с. 892-895]), но составленном значительно раньше даосом Ма Шу из царства Чжэнь (557-589), мы находим сведения о том, что при жизни Лу Сю-цзина существовали многочисленные даосские обители в горах Хэншань (пров. Хунань), Сюнсян (пров. Хунань), Цзюцзюн (пров. Хунань), Лофушань (пров. Гуандун), Уся (на стыке пров. Хубэй и Сычуань), Эмэйшань (пров. Сычуань). Жившие там даосы постигали Дао-Путь, занимались алхимией, сбором сакральных текстов и т.д. Вокруг некоторых из них (на горах Маошань, Тяньтай, Гэцзаошань, Лунхушань, Лушань и т.д.) формировались влиятельные даосские школы, вырабатывавшие свои методы приобщения к сакральному и служившие центрами сохранения фиксированной и “эзотерической” традиций. Из этого же сочинения узнаем, что сам Лу Сю-цзин основал скит в горах Юньмэньшань (пров. Хунань), а также в Лушаньских горах (пров. Цзянси), в Ланли (пров. Хунань) и Тяньин (в пригороде современного Наньцзина). Его не менее знаменитый преемник - даос и ученый Тао Хун-цзин (456-536) удалился в горы Маошань (пров. Цзянсу), где у него было две уединенные резиденции [20]. Там Тао Хун-цзин провел не один год, собирая и редактируя священные даосские тексты, совершая религиозные обряды и ритуалы, выплавляя эликсир бессмертия и занимаясь изучением трав и кореньев [Стрикмэн М., 1979, с. 140-143].

Вин Чун И цюань - это даосское древнее направление этого искусства, сформировавшееся по вполне известным уже даосским текстам, приблизительно в первом тысячелетии, задолго до того, как оно было передано Нгу-Май "прекрасной девушке по имени Юнь Чунь".

В известное время в горах Маошань, Лофушань и Цзуншань, после широкого уже распространения буддизма в Китае, даосские и буддистские отшельники , жившие в горах, менялись друг с другом знаниями и практическими методами саморазвития. Надо осозновать. что очень часто в отшельники попадали (или сознательно уходили) люди, искавшие истину вне конфессий и монастырей, а иногда и по этой же причине. А в токой уникальной стране как Поднебесная, очень часто трудно среди отшельников было определить буддист он, или даосист. сами они уж тем более так не определяли зачастую. И те, и другие были заняты поисками истины, которую по-китайски называли Дао. Поэтому отшельников, независимо от их конфессиональной принадлежности (вот смешное выражение-то!) называли людьми Пути, людьми Дао. То есть теми, кто посвятил себя определенному образу жизни. Иногда, это распрстранялось и на монастыри, хотя "уставная" братва чаще становилась участницей политических амбиций и социальных манипуляций. Тем не менее, хотя в периодах китайской даоосско-буддистской дружбы бывали и черные времена, на почве государственной борьбы, передела власти и т.д. большая часть даосов и буддистских отшельников жили в согласии ивзаимопонимании в горных районах Китая, далеких от дрязг.

Например, и поныныне, в некоторых даосских монастырях Китая (даже в горах Вуданшань) из-за нехватки служителей одной конфессии службы ведут представители другой. Для даосов, например, очень часто само место является святым, и важно что бы там проходило некое действо, таинство, служба, а уж буддийская или даосская, - дело пятое. Многие святые и праздники тоже являются общими.

Так и Вин Чун цюань (в современной даосский традиции -Вин Чун и цюань), стал продуктом обмена. А в поздний монастырь Шаолиньсы попал от отшельников с гор Цзуншань, где и поныне практикуется в том или ином виде.
Тот Вин чун, который повсеметсно популярен и широко рекламируется, на деле является выделенным продуктом, специально сформированным для обучения так сказать, универсальным основам рукопашного боя для мирян. а более поздняя, еще более урезанная, утилитарная версия в двадцатом веке разработана в Гонконге специально для Запада, для "лаваев", как говорят в Китае. Эту разницу можно четко видеть в одной из провинций Китая, где ииздавна практикуют Вин Чун -Кантоне. При очень длительном (многолетнем) и глубоком погружении в какую-нибудь из кантонских традиционных школ, можно увидеть парраллельное наличие двух методов, как они говорят, старого и нового. При новом методе тренировка проходит всем знакомым образом, в зале или на лужайке, упорядоченным внешне где основой является дисциплина и строгое повторение, дрессировка, так сказать. То же можно видеть до сих пор в буддистских монастырях. В старой версии тренировка проходит иначе, внешне неупорядочено, даже хаотически. Можно сказать, вообще, в нашем понимании, отсутствует. Так, например до сих пор идут занятия в старейшей школе Йуй Коу в районе Наньхай, откуда кстати вышли многие известные мастера, такие как Йип Мань, например.

Что касается Вин чун И цюань, то в настоящее время гранд мастером этой школы является даосский наставник Чам Лам (юж.кит.), живущий в горах Лофушань, чьим учеником в этой традиции я, по-счастью, и являюсь.

Сайгон

 

Все вопросы по работе сайта и предложения по его развитию отправляйте на адрес: admin@hong-gia-ushu.ru